«Шаймиеву дарили скакунов, но они почему-то не бежали»

Мастер-наездник казанского ипподрома Владимир Рачин в беседе с корреспондентом портала ProKazan.ru объяснил, как выводятся лучшие беговые лошади Татарстана, и констатировал бедственное положение российского конезаводства.

Лошади долгие столетия являлись главным средством передвижения для людей. Их выбирали по цене и качеству, как автомобили, а скачки всегда вызывали огромный ажиотаж. Сегодня соревнования скаковых лошадей считаются престижным развлечением элиты. В России к лошадям всегда было особенное отношение, но в области конезаводства мы звезд с неба не хватаем. Вырастить спортивную лошадь очень сложно и дорого, воспитать элитного коня еще труднее, поэтому россияне уже 10 лет предпочитают ввозить турнирных и племенных лошадей из-за рубежа.

По словам мастера-наездника казанского ипподрома Владимира Рачина, без иностранной поддержки нам пока не обойтись — чтобы бороться за высокие места на мировых соревнованиях, в Россию нужно ввозить классных коней-производителей.

- У меня в отделении 18 голов русской и стандартбредной американской породы, — говорит Владимир Ильич, открывая огромные ворота своей конюшни. — Но от русской осталось только название, в основном все жеребцы-производители — это американцы той же стандартбредной породы. Без покупки более классных маток и производителей, уровень был бы вообще слабый. Сейчас у нас бегает второе-третье поколения лошадей, рожденных в Татарстане. Чтобы выйти на мировой уровень, нужно еще завозить свежую кровь.

Самому Рачину из всего табуна принадлежит лишь одна лошадь, остальные — собственность организаций и ведомств: ООО «Актай», «Татэнерго», МВД РТ. Еще одна принадлежит частнику из Москвы. Особая гордость Рачина — кобыла Гадель, обладательница самой престижной награды Татарстана «Золотая подкова».

- На всю республику она одна такая знатная девочка, — рассказывает Рачин. — У Гадель интересное происхождение. Ее отец лучший производитель Европы — конь Лав Ю из Франции. За жеребенка, рожденного от него после случки, хозяин Лав Ю просит 45 тысяч евро. А то, побежит или не побежит этот жеребенок, никого не волнует. Мы подумали и решили: вместо того, чтобы платить огромные деньги за случку, купим у Лав Ю семя. Это дело обошлось нам в 150 тысяч рублей. Вот так, путем искусственного осеменения у нас и родилась красавица.

- Получается отбивать вложенные в лошадей деньги?

- Не всегда. Слабые лошадки, конечно, приносят не так много. А на сильных грех жаловаться. К примеру, за летний сезон Гадель заработала около 106 тысяч призовых. При этом я старался ее беречь и не использовал на некоторых бегах. Если бы она участвовала везде, то под 200 тысяч имела бы.

- Конкурентов у нее в Татарстане нет?

- У «Татнефти» есть несколько отличных лошадей, но компания обладает куда большим финансовым потенциалом. Если все мои лошади стоят чуть больше 2 миллионов, то они ежегодно могут тратить по 3-5 миллионов рублей. Для их ведущего наездника Геннадия Большакова созданы идеальные условия.

Владимир Ильич родом из Одессы. Там, по его словам, скачки пользуются большой популярностью.

- В детстве я часто ходил на ипподром. Пока делал ставки, пропускал начало забегов — настолько много людей было у касс! Однажды сам оседлал лошадь, понравилось, и вот так втянулся.

- Несколько лет назад по телевизору показали, что в Казани строят ипподром. Я, к тому времени уже много поколесивший по Европе, понял, что это лучший ипподром на постсоветском пространстве. Из интереса я здесь и оказался. В Татарстане чувствуется огромное внимание конному спорту. В России пока все в упадке, а тут расцветает! Если еще воплотят в жизнь то, что намечают, это будет просто колоссальный вклад!

- Насколько знаю, в министерстве на коневодство прописаны огромные цифры — это и для поддержки спортивных школ, и развития племенного конезаводства. Если сойдем с мертвой точки, то приблизимся к европейскому уровню. Пока же, к сожалению, от всех отстаем.

- Имеете в виду Татарстан или Россию в целом?

- И Татарстан, и Россию. Хотя сейчас в стране появились интересные люди, которые везут материал из Америки, Франции, Швеции. Эти страны шагнули лет на 30-40 вперед нас. А мы только сейчас начинаем их догонять. Думаю, при такой поддержке в Татарстане скоро мы сможем выезжать в Европу и показывать результаты.

- Поддержка поддержкой, но зрителей на трибунах в Казани совсем не много.

- Есть такое. К большому сожалению, много зрителей бывает два дня в году — в день города и день республики. Казалось бы, любовь к лошадям у татар в крови, а смотришь на эти шикарнейшие трибуны и видишь 20-30 человек — душа плачет…

На ипподроме созданы все условия для хорошего отдыха, но люди приходят только на сабантуй! Получается, в остальные дни мы работаем только ради себя. Это то же самое, что футболистам играть при пустых трибунах…

- Значит, надо не только конюшни строить, но и работать по привлечению зрителей.

- Естественно! Чем больше о нас будут говорить и писать, тем лучше. Люди могут не только скачки посмотреть, но в лотерею поиграть. У нас все прозрачно и чисто. Никаких договорняков. Приходи, ставь и выигрывай!

- Здесь с этим очень строго. Недавно к нам на ипподром попала лошадка из Раменского. У нее что-то нашли и дисквалифицировали на полгода. Причем отстранили и тренера, который ее готовил. Так что, кроме витаминов и подкормки ничего не используем.

- Овес, сено, отруби, жмых, морковка, подкормки финские. Даем все, чтобы лошадь была в форме. На одном сене она не побежит. Обязательно надо добавлять витамины. Так же как спортсмен получает хорошее питание, так же и лошадь должна хорошо кушать.

- Говорят, что лошадь — самое умное животное. Как это проявляется в жизни?

- Я бы сказал, что самое доброе. Если ты к ней относишься с теплотой, то она сделает все что захочешь. Понятливое животное. Бывают с характером. Пришел один малыш — ему полтора года только, вот он еще не все понимает. А как его воспитаешь, таким он и будет — прямо как с ребенком.

- Мы в основном покупаем кобыл. Высококлассные жеребцы стоят очень дорого. Сколько конкретно? Миллионы долларов. К примеру, в России средние лошади оцениваются приблизительно в 200 тысяч рублей.

- Первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев известен своим пристрастием к лошадям. Приходилось работать с его скакунами?

- У нас стояли лошади, подаренные Шаймиеву, но они, если честно, не скакали. Не видели мы результатов. Наверное, дарили не самых лучших.

Похожие публикации


Нет комментариев на "«Шаймиеву дарили скакунов, но они почему-то не бежали»"

Нет комментариев.

Оставить комментарий

Имя : 
Почта : 
Сайт : 
Комментарий: